n17

Архив новостей:
2016; 2017; 2018; 2019; 2020

Новости за 2021 год

2 марта. В Монголии реализуются несколько крупных проектов в области культуры и искусства. В частности, начались строительно-монтажные работы в музейном комплексе Чингисхана, национальной библиотеке, музее естественной истории, национальном музее археологии и этнографии и его лаборатории.

1 марта монгольский министр культуры Ч. Номин и министр строительства и градостроительства Б. Мунхбаатаром договорились о создании рабочей группы для контроля процесса строительных работ и качества строящихся объектов культуры.

Министр культуры Ч. Номин рассказала, что уже в этом году планируется начать строительство зданий Большого национального театра, театра кукол и детской библиотеки. Среди культурных учреждений в этом году планируется сдать в эксплуатацию девятиэтажный музей Чингисхана и национальную библиотеку, сообщает новостное агентство «Монцамэ».

vin

23 февраля. Царевич Игорь Сибирский учредил в Москве Суверенный Опричный Военный Орден, возвел членов Ордена в рыцарское достоинство, утвердил в должности Верховного Правителя Ордена Андрея Рева, возвел его в княжеское достоинство Царского Дома Сибири и пожаловал Орденом Сибирского Царства II степени.

vin

20 февраля. Чингисхан был самым успешным военным лидером в истории человечества. Он провел фантастические военные кампании и завоевал в два раза больше территорий, чем кто-либо. Он покорил население двенадцати миллионов квадратных миль, при этом его армия насчитывала всего сотню тысяч человек. Известный предприниматель и венчурный инвестор Бен Хоровиц задался вопросом, как сумел запуганный мальчишка по имени Тэмуджин, который рос изгоем и боялся собак, добиться такого прорыва. О правилах Чингисхана он рассказывает в одной из глав книги «Мы — то, что мы делаем».

Военные кампании Чингисхана были жестокими. В арабском мире его прозвали «проклятым» за опустошение, которой он нес за собой. Но при этом он придерживался небывалой политики принятия и инклюзивности.

Как культура повлияла на военную стратегию

Принцип всеобщей меритократии сделал армию Чингисхана совершенно непохожей на все, что было до него (и намного мощнее). В большинстве армий лидеры восседали на конях, а за ними следовала медлительная пехота; армия Чингисхана состояла исключительно из кавалерии, и все были на равных, и все передвигались быстро. В большинстве армий многочисленные отряды занимались провизией; в армии Чингисхана каждый нес на себе все необходимое: одежду на любую погоду, огниво, молоко и воду, пилку для заострения стрел, аркан для поимки животных или пленников, иголку для починки одежды, нож и топор и кожаный мешок для хранения всех этих вещей. Они все доили собственных животных и кормились охотой и грабежом.

Традиционные армии, с иерархией и делением на разные виды войск, двигались длинными колоннами, которые маршировали в одном направлении, а за ними следовали многочисленные телеги с провизией. Монголы передвигались концентрическими кругами. Каждый отряд из десяти человек входил в бригаду из тысячи — новое «племя», которое Чингисхан создал взамен традиционному. Эти бригады, в свою очередь, входили в дивизии из десяти тысяч человек. Квинтэссенцию военной мощи составляли десять таких дивизий, которые окружали Чингисхана, ехавшего в центре.

Эта структура давала монголам быструю маневренность, позволяла окружать и разбивать противника. Они играючи одерживали победу даже над врагами, в пять раз превосходящими их по численности. Они часто бросали вызов общепринятым представлениям и нападали с двух фронтов одновременно — эта тактика позволяла опередить соседних правителей, которые спешили друг другу на выручку, грозя обрушиться на их собственный город. Военные кампании Чингисхана были отмечены стремительным продвижением (его кавалерия могла преодолеть шестьдесят пять миль в день, а монгольские кони были такими же ловкими и шустрыми, как собаки) благодаря тучам стрел, чередованию нападений легкой и тяжелой кавалерии, притворным отступлениям и частым засадам и нежеланием вступать в рукопашный бой. Это были партизаны, которых объединили в армию. Китай эпохи Цин первым испытал на себе молниеносные нападения монголов: «Их приход подобен падению небес, они исчезают подобно вспышке молнии».

По мере продвижения своей армии Чингисхан следил за тем, чтобы умения и знания завоеванных народов передавались его людям. И это был общий принцип поведения для всей империи. Уэзерфорд пишет:

Будь то политика религиозной толерантности, единый алфавит, почтовые станции, игры или печать альманахов, денег и астрономических карт, правители Монгольской империи проявляли непреклонный универсализм. Поскольку у них не было своей системы, чтобы навязывать ее подчиненным, они были готовы перенимать и сочетать системы совершенно разного происхождения. Лишенные твердых культурных предпочтений в этих сферах, монголы внедряли прагматичные, а не идеологические решения. Они искали то, что было эффективно, и когда находили, распространяли повсеместно.

Чингисхан создал удивительно стабильную культуру, основав ее на трех принципах: меритократия, верность и сплоченность.

Меритократия

Объединив монголов в 1189 году, Тэмуджин внедрил первую инновацию. В большинстве степных племен двор хана составляли его высокородные родичи. Уэзерфорд пишет:

Тэмуджин распределял обязанности в зависимости от личных способностей и преданности людей, а не родственных уз. Своими личными помощниками он назначил двух самых верных приверженцев, Боорчу и Джэлмэ, которые не раз доказывали ему преданность на протяжении последних десяти лет.

К монгольским женщинам стали относиться намного лучше, чем было принято в то время; кроме того, Чингисхан упразднил наследование аристократических титулов и искоренил кастовую иерархию, теперь все были равны. Пастухи овец и верблюдов могли стать полководцами. Тэмуджин называл всех своих подданных «народом войлочных стен» — именно из этого материала делали стены в юртах. Это символизировало то, что все они представляли собой один клан.

Чтобы укрепить свою новую меритократию, он под страхом жестокого наказания запретил членам своей семьи становиться ханами и лидерами без выборов. Он ввел понятие закона, власть не гарантировала неприкосновенность. В эпоху, когда правители считали себя выше закона, Чингисхан настоял на том, чтобы лидеры несли ответственность за свои поступки наравне с последним пастухом.

У этого принципа было лишь одно исключение: сам Чингисхан. В худшие времена он вел себя как любой другой деспот. И ослаблял меритократию, одаривая своих детей огромными землями, когда они жаловались, что их обошли простолюдины. Маклинн пишет: «Отвечая на вопрос, было ли монгольское общество при Чингисхане правовой системой или тиранией, можно ответить только одно: и то и другое».

Однако для лидера своего времени Чингисхан был удивительным реалистом, у него слово никогда не расходилось с делом. Хотя он требовал послушания, он никогда не равнял себя с богом — никогда никому не позволял писать его портрет, делать скульптурные изображения или печатать его имя и изображение на монетах. В письме даосскому монаху Чингисхан говорил о себе как о простом солдате: «Я не обладаю выдающимися качествами, — писал он, — я ношу ту же одежду и ем ту же пищу, что пастухи и табунщики. У нас общие испытания и общая награда».

Преобразовав свою армию из наследственной иерархии в настоящую меритократию, Чингисхан избавился от высокородных бездельников и посредственностей, значительно поднял уровень армии и вдохновил амбициозных солдат на великие стремления, поскольку они знали, что, если проявят доблесть и ум, тоже смогут стать лидерами.

Верность

Чингисхан понимал верность совсем не так, как его современники. Как правило, лидеры требовали от воинов умереть за них, но Чингисхан считал верность двусторонними отношениями, которые накладывали на него немалую ответственность. Когда два табунщика предупредили Чингисхана о заговоре против него, он сделал их полководцами. Когда его отряды захватили одного из лучников Джамухи, который чуть не убил Тэмуджина, лучник объяснил, что не питает к нему личной неприязни, он был обязан выполнить приказ своего предводителя. Лучник готовился к смерти, но Тэмуджин сделал его офицером — юртчи, а впоследствии он стал блестящим полководцем.

В отличие от других завоевателей, Чингисхан никогда не наказывал своих полководцев, и это объясняет, почему за шестьдесят лет ни один из них не дезертировал и не предал его. Используя метод, который позже перенял Шака Сенгор, Чингисхан требовал относиться к чужакам по тем же нравственным принципам. Когда он объявил, что нельзя предавать своего хана, он замыслил это как глобальное правило. После того как он наконец покорил племя Джамухи в 1205 году, несколько людей Джамухи выдали ему своего предводителя, надеясь заслужить благоволение Чингисхана. Но вместо того чтобы вознаградить этих перебежчиков, он казнил их — как и предупреждал их Джамуха. А затем казнил самого Джамуху.

Возведя верность в высшую добродетель, Чингисхан получил весомое военное преимущество. Как раз потому, что он не требовал от своих воинов умирать за него, они были рады это сделать. Монголы говорили о Чингисхане: «Если он отправит меня в огонь или воду, я пойду».

Инклюзивность

Чингисхан ввел радикальные изменения в протоколы военных действий. Вместо того чтобы проявлять уважение к захваченным лидерам, а солдат обращать в рабов, он казнил лидеров (чтобы они не подняли против него восстание), а простых солдат отправлял в свою армию. Так он не только пополнял ее ряды, но и создавал себе репутацию «работодателя», который дает всем равные возможности, — человека, под началом которого хочется служить каждому.

Одержав победу над кланом чжуркин в 1196 году, он уговорил свою мать Оэлун усыновить мальчика-чжуркина и воспитать его как собственного сына. Так он продемонстрировал, что побежденный может разделить будущие победы племени, будто он всегда был его частью. Чтобы закрепить правило нового равенства, Чингисхан устроил пир для поверженных монголов и их новых родственников. Он также поощрял свадьбы между племенами, поскольку это способствовало сплоченности.

Любой мог добавить вражеских солдат в свою армию — начиная с римлян, — но Чингисхан обращался с этими солдатами настолько хорошо, что они были верны ему больше, чем своим прежним лидерам.

Этот подход сформировался в 1203 году, когда на Чингисхана напал его бывший наставник Тоорил. Тэмуджин спрятался в болоте, недалеко от Северного Китая, там он и девятнадцать его командиров испили воду из реки и дали клятву. Командиры поклялись в верности Чингисхану, а он поклялся в верности им. Уэзерфорд пишет:

Девятнадцать человек, которые были с ханом Тэмуджином, представляли девять разных племен; по-видимому, только Тэмуджин и его брат Хасар были из монгольского клана. Среди остальных были меркиты, кидани и кере иты. В то время как Тэмуджин был истовым шаманистом и преклонялся бесконечному голубому небу и священной горе Бурхан-Халдун, среди девятнадцати командиров было несколько христиан, три мусульманина и буддисты. Их объединяла лишь преданность Тэмуджину и клятвы, данные ему и друг другу. Клятвы, произнесенные в тот день, создали некое подобие братства, превосходящего кровные узы, этническую принадлежность и религию, — братства, которое можно сравнить с современным гражданским обществом, основанным на личном выборе и обязательствах.

Когда в битве 1209 года Чингисхану покорился народ уйгуров, обладавший развитой культурой, многих начальников он поставил судьями, полководцами, писцами, тайными агентами и сборщиками податей. Маклинн отмечает, что это было еще одно ключевое стратегическое решение:

Поскольку их навыки, таланты и культура пошли на служение монголам, а их письменность стала первым официальным языком правящего класса, они помогли сформировать идеологическую и духовную базу империи; и ни у кого не повернулся бы язык назвать монголов сборищем жестоких, кровожадных варваров.

Чем больше земель завоевывал Чингисхан, тем больше избирательности он проявлял в выборе людей, которые должны вступить в ряды его армии, отдавая предпочтение ученым и инженерам, а также врачам, которые сопровождали каждую тысячу. После того как он с большим успехом использовал китайских ученых для управления империей, каждый раз, когда он захватывал город, он собирал местных ученых на допрос — по сути, это было собеседование на вакантные места. Привлекая иностранных инженеров с их знаниями и опытом, он сумел построить самую технически совершенную армию, какая когда-либо существовала: к примеру, он использовал такие орудия, как требушет и катапульта.

После смерти Чингисхана в 1227 году монголы, унаследовавшие его империю, остались верны межкультурному подходу и добились удивительных результатов. Их инженеры объединили достижения Китая (порох), исламского мира (огнеметы) и европейские инновации (отлив металлических колоколов) и создали новое мощное оружие — пушку.

Чингисхан законодательно оформил многие аспекты инклюзивности. Он запретил похищать женщин и продавать невест (хотя его воины продолжали насиловать женщин из поверженных племен и брать себе наложниц). Он объявил всех детей законнорожденными, отменив как таковую саму концепцию незаконнорожденных и второсортности. И он ввел — возможно, впервые за всю историю человечества —религиозную свободу. Хотя покоренные народы должны были поклясться в верности Чингисхану и соблюдать законы монголов — и он казнил священнослужителей и имамов, которые выступали против него, — они могли верить во что хотели и соблюдать свои традиции. Он был прагматиком, а не фанатиком.

Конечно, подобное скрещивание культур не прошло без проблем. Впервые попробовав алкогольные напитки, которые были намного сильнее их кумыса, многие монголы, включая Чингисхана и почти всех его ближайших родственников, стали злоупотреблять ими. Кроме того, децентрализация власти привела к проблемам наследия после смерти Чингисхана, поскольку его сыновья и их наследники, по сути, разделили его землю на отдельные каганаты, или улусы. Маклинн пишет:

С административной точки зрения Чингисхан принял верное решение, поскольку его империя была слишком обширной и неупорядоченной для жесткой централизации; но с человеческой и политической точек зрения это была чудовищная ошибка, и неудивительно, что империя раскололась именно по границам улусских поселений, — причем проблема усугублялась интеграцией монголов с другими культурами.

Все же пока эта империя существовала, она представляла собой феноменальное явление и была построена на культурных инновациях. Поскольку Чингисхан вырос изгоем, он понимал, что ослепляет лидеров его эпохи и, честно говоря, большинство лидеров наших дней. Там, где они видели отличия и угрозу, которую нужно подавить, Чингисхан видел таланты, которые нужно использовать.

Бен Хоровиц

vin

6 февраля. Бату появился на свет в 1209-м — год земли-змеи по восточному календарю. Как известно, его родителями были старший сын Чингисхана Джучи и его вторая жена Уки-Хатун из знатного степного племени кунграт. Считается, что у первенца Чингисхана было около 40 детей, и Батый мог благополучно остаться простым представителем рода Борджигинов. Но судьба распорядилась иначе: именно ему было суждено продолжить великие завоевания своего легендарного деда. В становлении его как будущего покорителя Руси и Восточной Европы огромную роль сыграло происхождение. Мать Бату являлась дочерью Алчи-нойона, который, в свою очередь, приходился братом Бортэ, первой супруги Чингисхана.

Бабка Батыя происходила из племени кунграт. Родственники по материнской линии повлияли на выдвижение будущего основателя Золотой Орды из числа многочисленных отпрысков Джучи. После смерти отца восемнадцатилетний Бату был выбран наследником улуса Джучи своим могущественным дедом. Но уже в 1227 году не стало и Великого кагана монголов. Чтобы подтвердить свой высокий наследственный статус, Батыю пришлось ехать на курултай к дяде — новоизбранному хану Монгольской империи Угэдэю. Но каган не спешил отдавать отцовские земли малознакомому племяннику: будущего правителя самого западного улуса следовало проверить в бою и на службе. Так Бату попал в военную компанию Угэдэя против империи Цзинь, которая была повержена в 1234 году. За этот поход он получил небольшую китайскую провинцию Пиньянфу, которая приносила стабильный доход.

На курултаях 1235 и 1236 годов решалась судьба дальнейших завоеваний. Великий хан, представители его рода и совет степной аристократии приняли решение продолжить захват территорий с продвижением на запад. Иными словами, снаряжалась серьёзная военная экспедиция против «арасютов и черкесютов» (русских и жителей Северного Кавказа). Новообретённые земли предназначались Джучидам, но далеко не все участники курултая поддержали такое условие: в западный поход сыновья Чингисхана собрали и своих детей. Великий хан Угэдэй направил Гуюка и Кадана, Чагатай дал возможность проявить себя в походе своему сыну Байдару и внуку Бури, Толуй снарядил Мунке и Бюджек. Вслед за многочисленными родственниками отправился и сын Чингисхана Кулькан, и внучатый племянник великого завоевателя Аргасун. Бату в готовящемся походе поддержали родные братья — Орду, Шибан, Тангут и Берке. Правителя улуса Джучи считали старшим среди равных: многие его родственники с 1236 по 1239 год вели вполне самостоятельные военные компании против кипчаков, жителей русских городов и народов Северного Кавказа.

В 1236 году под ударами войска Батыя пал Болгар, а в декабре 1237 года началось разорение Руси. Чингизиды умело покоряли город за городом и одерживали блестящие победы над войсками русских князей. Знаменитая битва на реке Сити 4 марта 1238 года в европейских и персидских хрониках 13−14 веков не упоминается: существуют лишь сообщения о внезапном нападении монгольского отряда на стан великого князя Юрия Всеволодовича, который в итоге этой вероломной акции был схвачен и убит. Пятинедельная осада Торжка далась Батыю очень непросто: о рейде на север пришлось позабыть. И героическая оборона Козельска русскими ополченцами вымотала монгольского завоевателя. К апрелю 1238 года Батый уже продумывал структуру и организацию своего улуса.

Вторая фаза западного похода (1239−1242 гг.) началась со смен в руководстве военной кампании: нескольким чингизидам пришлось покинуть войско из-за конфликта с Батыем. Его родственники Гуюк, Бури и Аргасун на пиру, устроенном Бату, очень сильно возмущались тем, что хозяин пышного шатра с угощениями первый поднял чару и выпил её. Они полагали, что Батый им неровня и не имеет права выпить первым. В ответ на брань наглых родственников Джучиды привели ряд обоснований своих прав и отправили жалобу великому хану Угэдэю. Царевичи были жестоко наказаны, а Гуюк и вовсе отозван из похода на запад. Покоряя Чернигов, Киев, Галич и Владимир Волынский, Бату имел полный контроль над войском и военачальниками. План вторжения в Венгрию и Польшу в 1241 году был реализован учителем владельца улуса Джучи и старым боевым соратником Чингисхана Субэдэй-багатуром. Победа над венграми в битве на реке Шайо 11 апреля 1241 года принадлежала исключительно Бату. Весной 1242 года монголы повернули обратно.

Подводя итог деятельности Батыя как полководца и предводителя многочисленной армии монголов, можно сказать, что сильной стороной будущего отца-основателя Золотой Орды было не безупречное знание военного искусства, а хорошие организаторские способности. Он являлся отличным координатором.

Смерть великого хана Угэдэя обязывала Батыя явиться на курултай для выбора нового правителя Монгольской империи. Но завоеватель не спешил: внутренние склоки и дрязги между чингизидами откровенно раздражали его. Тем более, что главным претендентом на трон был Гуюк, с которым Бату не ладил. Старший сын Угэдэя отвечал ему взаимностью. Пока в Монголии решали, кто же станет новым каганом, правитель улуса Джучи с 1242 по 1246 год ощутимо укрепил свои позиции и навёл порядок на завоёванных территориях. Важно заметить, что власть Бату делил со своим старшим братом Орду, который отвечал за восток улуса (Урал, Северный Казахстан и Западная Сибирь). В зависимость от ставки Батыя попали русские князья, сельджукский султан, царь Грузии, правители крымских княжеств и жители Валахии. Попытки найти общий язык с избранным ханом Гуюком не давали результата, но ни одно решение о назначении Бату наместников на завоёванных территориях не принималось без согласования великим ханом. Напряжение нарастало, и в 1248 году Гуюк с войском подошёл к границам улуса Джучи. Но век противника Бату был недолгим: великий хан скончался под Самаркандом в том же году. Спустя несколько лет посол французского короля Вильгельм де Рубрук предъявил обвинения Батыю в убийстве монгольского кагана.

Оказалось, что значение голоса сына Джучи на курултаях существенно влияло на расстановку сил внутри Монгольской империи. После смерти основного противника по внутренней политике правителя улуса Джучи могущество и властная воля Батыя диктовали условия всем чингизидам. В 1251 году он направил своего брата Берке с войском, чтобы обеспечить победу Мунке на курултае у реки Онон. Нового кагана даже пытались убить, но заговор был раскрыт, и все преступники наказаны: их отправили в улус к Бату, а уж он расправился с ними лично.

Покоритель Руси и Восточной Европы никогда не носил ханского титула: хронист Джувейни определял его статус как «каан-ака» (старший над ханами), историописец из Армении Киракос Гандзакеци называл его «ханским отцом». Но главенство Каракорума было неоспоримо: Бату всё равно выполнял приказы великого хана Монгольской империи.

В отечественной дореволюционной науке сложилось мнение, что Батый являлся чуть ли не самым страшным и злым врагом русских князей. Однако подобные выводы совершенно не сопоставимы с положением зависимых земель от Орды: северо-восточные княжества не входили в территориальный состав улуса Джучи, они находились на периферии владений Батыя. Откровенно говоря, «старшему над ханами» не было дела до разорённых им земель: его больше интересовали собственные владения в Крыму и в степях Дешт-и-Кипчак, а также расстановка сил в зависимых государствах Закавказья и Малой Азии. Князья северо-восточной Руси, Ярослав Всеволодович и его сыновья Андрей и Александр Невский, довольно быстро нашли общий язык с Бату и великим ханом Монгольской империи. Южные княжества, напротив, вошли в состав Золотой Орды, и князья должны были подтверждать свой статус правителя лично у Батыя. Ярлыки на правление имели важное значение не только для формирования ордынской системы руководства подвластными землями, но и для судебной власти. С их помощью Бату примирял враждующие стороны в местных конфликтах.

В 1256 году Батыя не стало. Вероятной причиной его кончины стало неизвестное ревматическое заболевание. Восточные летописцы не баловали вниманием биографию Бату: большинство сведений об этом правителе мы находим у европейских хронистов, которые посещали улус Джучи в 13 столетии. Народная память сформировала образ Батыя как былинного персонажа: он абсолютное зло, он изрыгает огонь и поклоняется Магомету (хотя сам Бату с большим скепсисом относился к любой мировой религии).

Потомки внука Чингисхана вспоминали своего родственника как «Саин-хана». Есть масса трактовок этого титула: «добрый хан», «умный», «благоразумный», «мудрый», «высокородный», а также «покойный». Возможно, это было его посмертное имя, которое давали, дабы не упоминать настоящего имени правителя — старый обычай, который строго соблюдали и в Древнем Китае, и в Монголии.

Алексей Медведь

vin

3 февраля. История повествует о многих интересных фактах из биографии Чингисхана. Однако завершение его жизненного пути окутано тайной. В разных летописях говорится о разных причинах смерти Чингисхана. Одна повествует, что он упал с лошади и долгое время не мог оправиться, а затем умер. Другая – о том, как дерзкая девица, не пожелавшая пойти за него замуж, вонзила в Чингисхана кинжал, и он умер, истекая кровью. Ученые пришли к выводу, что все гораздо прозаичнее. Основатель Монгольской империи скончался от бубонной чумы.

В истории есть незначительные сведения о том, что семье и последователям Чингисхана было приказано хранить тайну его смерти, поскольку это трагическое событие произошло в эпоху важных военных действий, длившихся почти 20 лет. Историки считают: чтобы почтить память Чингисхана, его друзья и враги сочинили много мифов о его кончине. Новое исследование ученых предполагает, что многие из этих версий могли быть придуманы еще при жизни самого вождя. Франческо Галасси, палеопатолог из Университета Флиндерса считает, что необычные причины смерти часто приписывали исключительным личностям. Но есть много вероятных фактов, что люди – как великие, так и совершенно простые, умирали от обычных инфекционных заболеваний.

Смерть настигла Чингисхана в самом расцвете сил, когда он был на пике своих интеллектуальных и физических возможностей. Он был окружен подчиненными и уважаемыми его слугами, а потому версия о том, что его отравили или совершили политической убийство, отклоняется. Ученые говорят, что текущая пандемия заставила задуматься об эпидемиях прошлого. За основу они взяли исторический текст «История Юаня», он был создан во время правления династии Мин в Китае. Есть запись о том, что с 18 по 25 августа 1227 года во время последней компании у Чингисхана была лихорадка. С начала болезни прошло восемь дней, и в результате Чингисхан умер. Были предположения, что его свалил брюшной тиф, но не было упоминания о симптомах.

Историки проследили данные о состоянии здоровья не только близких и соратников Чингисхана, но и его врагов, и обнаружили данные о начале эпидемии, имевшей симптомы бубонной чумы. Она была очень распространена в то время, и вероятнее всего великий хан умер от этой болезни.

ekovolga.com

vin

13 января. Недавно Президент Казахстана обращаясь к кинематографистам подчеркнул, что есть много важных вех и событий, о которых сегодня можно снимать кино. «Почему, например, не история Золотой Орды, одной из самых могущественных империй в мире? В будущем киноведы должны уделить этому вопросу особое внимание», — заявил Касым-Жомарт Токаев.

Напомним, что Киноцентр уже поддержал один из таких проектов. Режиссер Рашид Нугманов работает сегодня над документальным фильмом, посвященным внуку Чингисхана Бату – великому политическому деятелю XIII века, основателю Золотой Орды. История Бату и его отца Джучи будет детально проанализирована в интервью с казахстанскими, российскими и европейскими историками, писателями, публицистами, а игровые сцены, снятые в научно-популярном жанре Discovery Channel должны дополнить рассказ исследователей.

Вот как комментирует свое отношение к исторической тематике сам кинорежиссер, президент Национальной академии кинематографических искусств и наук Казахстана Рашид Нугманов:

«Историческая тема стала особенно актуальной в связи заявлениями небезызвестных политиков об отсутствии государственности Казахстана. Наш проект о Бату — основателе Золотой орды, теснейшим образом связан с историей России. Близкие отношения Бату и Александра Невского, возведённого православной церковью в ранг святых, подвергались на протяжении веков самым разным оценкам, от резко негативных до осторожно позитивных. Мы имеем полное основание, полагать, что их связь воплощает в себе взаимоотношения двух народов и двух государств. Время доказывает, что они гораздо глубже любых краткосрочных идеологических целей, и, несомненно, продолжат развиваться впредь. В какую сторону? Это зависит от каждого из нас.

Если скинуть шоры, сравнить первоисточники, многие из которых противоречат друг другу, составить их воедино из пёстрых осколков, возникает удивительная трёхмерная картина – взаимоисключающие вещи обретают новое драматургическое качество, способное пролить свет на многие загадки, вокруг которых спорят историки и ломают копья политики.

Художники призваны осознать, что привнесли друг другу наши культуры, какова их внутренняя связь, позволившая выжить в противостоянии и войнах. И когда пытаются вбить примитивный клин в сложные взаимоотношения народов, подтолкнуть их к взаимному неприятию, пренебрежению и ненависти, задача кинематографистов оценить такие тенденции с точки зрения искусства.

Художественный взгляд имеет такое же право на существование, как историческая наука или политические интересы. Это не менее важный инструмент изучения прошлого, оценки настоящего и программирования будущего. Я поддерживаю призыв президента к художественному переосмыслению истории и, конечно же, ощущаю свою причастность к процессу. Это важное подтверждение, что наша команда на верном пути».

vin

7 января. Поздравляю всех православных сотрудников Канцелярии Царского Дома Сибири с Рождеством Христовым! Радости, здоровья и счастья вам и вашим семьям!

Царевич Игорь Сибирский

vin

1 января. Царский Дом Сибири поздравляет всех наших единомышленников с Новым 2021 годом! Будьте здоровы, счастливы и успешны! У вас все получится. Здесь и по всему миру!

Царевич Игорь Сибирский

vin